Другие инженеры
на букву "Я"

Яблочков Павел Николаевич

Яблочков Павел Николаевич

(14-09-1847 г. - 19-03-1894 г.)

Разработал:
Дуговая лампа (Свеча Яблочкова)


Краткая информация:

Русский электротехник, военный инженер, изобретатель и предприниматель. Известен разработкой дуговой лампы (вошедшей в историю под названием «свеча Яблочкова») и другими изобретениями в области электротехники.

Яцунский Игорь Марианович

Яцунский Игорь Марианович

(р.1916 г.)

Краткая информация:

Разработал систему теленастроек при целевой связи пилотируемого аппарата с центром управления полетами, а также принимал участие в подготовке и осуществлении вывода первого искусственного спутника Земли на орбиту. Отвечал за расчет траектории полета космического корабля «Восток», пилотируемого Ю.А. Гагариным. Игорь Марианович создал систему координирования пилотируемого экипажа в заданном месте.

Феликс Станиславович Ясинский

Феликс Станиславович Ясинский

(27-09-1856 г. - 30-11-1899 г.)

Краткая информация:

Русский инженер, руководитель ряда проектов по разным отраслям инженерного дела

главная / Инженеры России / Яблочков Павел Николаевич

Яблочков Павел Николаевич

(14-09-1847 г. - 19-03-1894 г.)


Разработал:
Дуговая лампа (Свеча Яблочкова)

Биография:

Имя этого российского ученого и первооткрывателя широко известно. Самым знаменитым его изобретением была первая дуговая лампа, вошедшая в историю под названием «свеча Яблочкова». Этот изобретатель работал также над созданием электрических машин и химических источников тока.

Родился Павел в Сердобском уезде Саратовской губернии в семье обнищавшего мелкопоместного дворянина. Отец изобретателя, Николай Павлович, получил образование в Морском кадетском корпусе, но был уволен со службы из-за болезни с награждением гражданским чином XIV класса (губернского секретаря). Мать, Елизавета Павловна, отличалась строгим нравом и, по отзывам современников, держала всю семью в руках.

Конструкторский талант у маленького Павла открылся еще в детстве. Именно тогда он создал свое первое изобретение — угломерный прибор для землемерных работ, которым крестьяне Петропавловки, Байки, Согласова и других близлежащих деревень пользовались при разделе земли на участки. Яблочков придумал и а также устройство для отсчета пути, пройденного телегой, — аналог современного спидометра, измеряющего скорость автомобиля и расстояние, пройденное им за определенное время.

В 1858 году юный Павел поступил в Саратовскую 1-ю мужскую гимназию, где после того, как он блестяще выдержал экзаменационное испытание, был зачислен сразу во 2-й класс. Однако в 1862 году из-за тяжелого материального положения семьи отец забрал его из 5-го класса гимназии и вернулся с ним в деревню.

После семейного совета было решено определить Павла в Николаевское военно-инженерное училище в Санкт-Петербурге, но для поступления мальчику не хватало знаний. Несколько месяцев ему пришлось слушать курсы в частном Подготовительном пансионе, который содержал военный инженер Ц. А. Кюи. Этот человек как учитель оказал на юного изобретателя большое влияние, возбудил интерес к науке и получению новых знаний. Это общение сначала ученика и учителя, затем двух ученых продлилось всю жизнь Яблочкова.

В сентябре 1863 года после блестящей сдачи вступительных экзаменов Павел Николаевич был зачислен в Николаевское училище, в младший кондукторский класс. Строгий распорядок и практически военная дисциплина в корпусах принесли положительные результаты: Яблочков получил воинскую закалку, окреп физически.

В 1866 году Яблочков выпустился из училища, закончив его по первому разряду и получив чин инженер-подпоручика. Его направили младшим офицером в Пятый саперный батальон, расквартированный в Киевской крепости. Родители хотели, чтобы Павел стал военным, однако самого Яблочкова такая перспектива не радовала. В батальоне он прослужил около года и, сославшись на болезнь, уволился с военной службы, получив при этом чин поручика. В 1869 году Яблочкову вновь пришлось вернуться на военную службу, причиной послужило бедственное финансовое положение семьи. Яблочкова командировали в Кронштадт, в Техническое гальваническое заведение, так как на тот момент это было единственным учебным заведением, готовящим военных специалистов в области электроники. Именно там Яблочков смог познакомиться с новейшими достижениями в области как исследования, так и последующего применения электрического тока. Павел Николаевич повысил свой уровень знаний и практических навыков и в области гальваники и электромагнитного тока.

Через 8 месяцев по окончании курсов Гальванического заведения Павел Николаевич перешел все в тот же Пятый саперный батальон, но на этот раз в ранге начальника гальванической команды. Однако, как только истек минимально допустимый трехлетний срок военной службы, в 1872 году Яблочков вновь уволился в запас, простившись с армией на этот раз навсегда.

После увольнения Яблочков перешел начальником службы телеграфа на Московско-Курскую железную дорогу. Именно с этого момента и начинается его серьезная деятельность изобретателя: он создал «чернопишущий телеграфный аппарат». Увы, до потомков описание этого изобретения так и не дошло, не сохранились и чертежи, по которым можно было бы восстановить устройство.

Яблочков являлся членом кружка электриков-изобретателей и любителей электротехники при Московском политехническом музее. Там он узнал об опытах, проводимых А. Н. Лодыгиным по освещению улиц и помещений с помощью электролампочки, после чего решил вплотную заняться вопросом создания дуговой лампы. Первые шаги в этом направлении он сделал, пытаясь усовершенствовать распространенный в это время регулятор Фуко.

В 1874 году Павлу Николаевичу представилась возможность применить свои наработки в области осветительной техники на практике. По железной дороге, соединяющей Москву и Крым, должен был проследовать правительственный поезд. В целях безопасности, а также для того, чтобы поразить воображение высокого начальства, администрация Московско-Курской дороги задумала провести освещение железнодорожного пути в ночное время, с чем и обратилась за помощью к Яблочкову. Изобретатель сразу же согласился: более благоприятной возможности продемонстрировать общественности свое изобретение он и не ждал.

Опыт был инновационным не только в области электричества, но и в области железнодорожной промышленности: впервые в истории железнодорожного транспорта на паровозе был установлен дуговой прожектор. Стоящий на передней площадке изобретатель лично менял угли, подкручивал дугу и регулировал степень ее накала, а когда меняли локомотив, Яблочков сам снимал прожектор с одной машины и устанавливал его на другую. Это приходилось делать весь путь от Москвы для Крыма, после чего Яблочков окончательно убедился в том, что широкого распространения подобное устройство получить не сможет. В 1874 году Павел Яблочков принял решение оставить пост на телеграфе и открыл в Москве мастерскую физических приборов. В этой мастерской совместно с Н. Г. Глуховым он занимался усовершенствованием аккумуляторов и динамомашины, а также проводил опыты по освещению большого помещения с помощью прожектора усиленной мощности. Яблочкову удалось создать оригинальный в плане конструкторского решения электромагнит, в основу которого вошли обмотка из медной ленты и сердечник. В мастерской велись работы и по усовершенствованию дуговой лампы.

Кроме осветительных приборов и опытов с ними, Яблочков и Глухов придавали большое значение электролизу растворов поваренной соли. Это явление, само по себе незначительное, в дальнейшем сыграло ведущую роль в становлении Яблочкова как изобретателя мирового уровня. Так, в 1875 году во время одного из опытов, посвященных электролизу, параллельно расположенные угольные стержни случайно соприкоснулись. Эффект был именно тем зерном истины, которое пытался отыскать Яблочков: между стержнями вспыхнула короткая, но яркая электрическая дуга, осветившая сильным светом комнаты лаборатории. Этот момент, пожалуй, и стоит считать временем зарождения дуговой лампы Яблочкова.

В этом же году изобретатель уехал в США с целью продемонстрировать на всемирной выставке, проводившейся в Филадельфии, свое изобретение как ведущее достижение русской электроники и заодно ознакомиться с разработками в этой области и других стран. Но финансовые дела мастерской окончательно расстроились, и средств хватило только на путь до Парижа. Там Яблочков познакомился физиком Л. Берге. Пораженный технической смекалкой и недюжинным умом русского ученого Берге предложил ему работу в своей фирме.

Париж стал местом, где Яблочков раскрылся как ученый. Однако мысль о создании дуговой лампы без сложного регулятора так и не покидала изобретателя. Несмотря на то что в Москве ему не удалось воплотить свои идеи в жизнь, опыты показывали, что это вполне возможно. Уже в начале 1876 года Яблочков завершил разработку электрической свечи и в марте получил французский образец патента за номером 112024, содержащий краткое описание электроприбора и эскизы к этим описанием. День получения патента стал исторической датой в развитии свето- и электротехники и звездным часом в жизни самого Павла Яблочкова.

Устройство Яблочкова оказалось гораздо более действенным и удобным в использовании, нежели угольная лампа А. Н. Лодыгина, которая не имела ни пружин, ни регулирующих механизмов. Конструкция «свечи Яблочкова» включала в себя два угольных стержня, отделенных друг от друга тонкой каолиновой прокладкой. Каждый из стержней был зафиксирован в отдельной клемме подсвечника. Верхние концы стержней служили местом образования дугового электрического разряда, и это электрическое пламя ярко светило, постепенно сжигая угольные стержни и испаряя каолиновую фиксирующую прослойку.

Несмотря на простоту и изящность конструкции, самому Яблочкову изобретение стоило больших усилий: особенно сложен был выбор прокладочного изолирующего материала и отладка методики получения угольного стержня необходимого размера и формы. Более поздние опыты изобретателя касались изменения окраски электрической дуги с помощью кристаллов различных солей.

В апреле 1876 года в Лондоне была открыта выставка физических приборов. Демонстрировала на ней свою продукцию и фирма Берге. Представителем всей фирмы выступал Яблочков, он участвовал и в качестве изобретателя единственного устройства — дуговой свечи. На этой выставке и состоялась первая презентация электрического осветительного прибора.

 

Успех «свечи Яблочкова» был выше самых смелых ожиданий изобретателя. Заметки о его достижении печатались английскими, французскими, немецкими газетами и журналами. Заголовки этих дней сами по себе являются свидетельствами ажиотажа, охватившего европейскую публику: «Вы должны видеть свечу Яблочкова», «Изобретение русского отставного военного инженера Яблочкова — новая эра в технике», «Свет приходит к нам с Севера — из России», «Северный свет, русский свет, — чудо нашего времени», «Россия — родина электричества» и т. д.

 

Вскоре начались и набрали силу кампании по коммерческой эксплуатации «свечи Яблочкова». Сам же изобретатель уступил свое эксклюзивное право на устройство владельцам французской «Генеральной компании электричества с патентами Яблочкова». Он стал руководителем ее технического отдела и продолжил трудиться над дальнейшим совершенствованием полученной осветительной системы, довольствуясь скромным процентом от огромных заработков фирмы.

Изобретение Яблочкова расходилось десятками тысяч: одно только предприятие Берге выпускало их более 8 тыс. в день. Каждая из вышедших с завода свечей стоила 20 копеек и горела 1,5 ч, по истечении которых в фонарь приходилось вставлять следующую свечу. Вскоре были разработаны и поступили в продажу фонари и подсвечники, в которых замена свечи производилась автоматически.

В течение 1876 года Яблочков разработал и сумел внедрить систему электрического освещения на однофазном переменном токе. Он обеспечивал равномерное выгорание угольных стержней в отсутствие регулятора. Позже изобретатель разработал способ «дробления» электрического света (питания нескольких свечей от одного генератора тока), причем Яблочков предложил сразу три решения этой задачи, в их числе было первое практическое применение конденсаторе и трансформатора.

В начале 1877 года светом электрических свечей были освещены фешенебельные магазины Лувра. Затем появились подобные фонари и перед зданием оперного театра в Париже. К маю свечи освещали целиком одну из красивейших магистралей столицы Франции — Avenue de l'Opera. Привыкшие к грязному свету парижских сумерек столичные жители, как только темнело, толпами выходили полюбоваться тем, как загораются и сверкают всю ночь напролет гирлянды белых матовых шаров, установленных на металлических столбах. Миг, когда все это великолепие приходило в рабочее состояние и на мостовые рекой лился мягкий электрический свет, долгое время ознаменовывался радостным ликованием парижской толпы.

Вскоре власти Лондона также вознамерились осветить свои ночные улицы. В 1877 году свечами Яблочкова были оснащены Вест-Индские доки, затем свет разлился по набережной Темзы, осветил мост Ватерлоо, Гадтфильдский замок и отель «Метрополь».

Успех осветительных кампаний вызвал настоящую панику среди акционеров могущественных английских фирм, обеспечивающих общество газовыми фонарями.

Для дискредитации нового способа освещения были пущены в ход все доступные средства от мягкого увещевания бывших клиентов до откровенного и грубого обмана общественности. Это не могло остаться незамеченным, и в 1879 году была собрана специальная независимая комиссия по выяснению, вреден ли подобный метод освещения. Длительные дебаты уважаемых членов комиссии Британской империи не принесли, однако, однозначных результатов. Состав жюри разделился примерно поровну, из них одни поддерживали электрический способ освещения улиц, другие же уповали на классические газовые светильники.

Пока английские лорды выясняли отношения, свеча Яблочкова продолжала завоевывать просвещенную Европу. Почти одновременно с Англией электрифицировался Берлин, причем так же, как и его более ранние города-коллеги, — с крупнейших универмагов. С исключительной быстротой освещаются улицы Бельгии и Испании, Португалии и Швеции. В Италии свечи Яблочкова были удостоены чести освещать развалины Колизея, площадь Колона и Национальную улицу в вечном городе Риме, в Австрии — Фольксгартен, в Греции — Фалернскую бухту. Свечи Яблочкова загорались повсеместно — на прекраснейших улицах, площадях и во дворцах.

В 1878 году «русский свет» преодолел океан и осветил улицы города Сан-Франциско в США. Спустя небольшое количество времени изобретение достигло и Филадельфии, города, в который так стремился в свое время русский изобретатель. Появились фонари с установленными на нем приборами Яблочкова на улицах Мек-сики, Индии — в Дели, Калькутте и Мадрасе. Не отказался от освещения своих дворцов русской электрической свечой и король Камбожди. С опозданием, но все-таки в конце этого же года «русский свет» достиг своей родины. Пробы электрического освещения по системе Яблочкова начались и на территории России. Первыми были освещены казармы Кронштадтского учебного экипажа и площадь у дома, занимаемого командиром Кронштадтского морского порта. Через две недели свет восьми огромных молочно-белых шаров разогнал мрак у Большого театра в Петербурге.

Ни одно изобретение не расходилось с такой скоростью по всему свету и не завоевывало так скоро все новых и новых поклонников. Это был подлинный триумф обыкновенного русского инженера. В 1878 году прославленный изобретатель решил вернуться в Россию, чтобы самому заняться проблемой распространения электрического освещения.

В 1879 году Яблочков организовал «Товарищество электрического освещения П. Н. Яблочков-изобретатель и К°» и электротехнический завод в Петербурге.

В России изобретатель понял, что на родине мало возможностей для реализации новых технических изобретений. Кроме того, к 1879 Т. Эдисон в Америке закончил работу над лампой накаливания, и она полностью вытеснила дуговые лампы.

В 1880 году Яблочков вернулся в Париж. В 1881 году изобретатель принял участие в первой Всемирной электротехнической выставке. На ней изобретения русского ученого получили высокую оценку, триумфом стала лампа накаливания Эдисона.

Яблочков не оставил своей работы и продолжил заниматься вопросами генерирования электрической энергии — созданием динамомашин и гальванических элементов.

В конце 1893 года знаменитый изобретатель после 13 лет отсутствия вернулся в Россию, но через несколько месяцев скончался от сердечного заболевания.

 

Открытия и изобретения России, Славянский Дом Книги