Другие инженеры
на букву "К"

Кондратюк Юрий Васильевич

Кондратюк Юрий Васильевич

(21-07-1897 г. - 25-02-1942 г.)

Разработал:
Трасса Кондратюка (полет на луну)


Краткая информация:

Один из основоположников космонавтики. В начале XX века рассчитал оптимальную траекторию полёта к Луне. Эти расчёты были использованы NASA в лунной программе «Аполлон». Предложенная Шаргеем траектория была впоследствии названа «трассой Кондратюка».

Керимов Керим Алиевич

Керимов Керим Алиевич

(14-11-1917 г. - 29-03-2003 г.)

Краткая информация:

Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской, Ленинской и Государственной премий СССР, председатель Государственной комиссии по пилотируемым полетам (1966—1991), генерал-лейтенант.

Кибальчич Николай Иванович

Кибальчич Николай Иванович

(1853 г. - 1881 г.)

Краткая информация:

Революционер, член «Земли и воли», агент Исполкома «Народной воли», участник покушений на Александра II. Будучи в заключении, Кибальчич разработал проект реактивного летательного аппарата.

главная / Инженеры России / Калашников Михаил Тимофеевич

Калашников Михаил Тимофеевич

(р.10-11-1919 г.)


Разработал:
Автомат Калашникова, 7,62-мм

Биография:

Михаил Тимофеевич родился 10 ноября 1919 года в селе Курья Алтайского края, в многодетной крестьянской семье. Родители его были родом с Кубани из станицы Отрадная. В детстве Миша часто слышал рассказы о благословенном крае, где растут удивительные плоды: яблоки, «баргамоты», абрикосы, «гранклет». Гораздо позже он узнал, что «гранклет» — это необычайно крупная слива, а «баргамоты» — это бергамот, большая сладкая груша.

Семья Калашниковых была дружной и работящей. Они жили в достатке и со всей работой справлялись сами. С раннего детства был приучен к труду и Миша. Он пас скот и птицу, работал в поле. В годы коллективизации семья была раскулачена и вывезена в Сибирь, остаться удалось лишь замужним сестрам. И семье вновь пришлось обзаводиться хозяйством в лесу, на необжитых землях. Однако случилась новая беда — умер отец. Несмотря на неустроенность и полуголодное существование, дети смогли продолжать учебу в школе. Среди учителей большинство составляли ссыльные политические переселенцы, люди с университетским образованием.

С особой теплотой вспоминал Калашников свою первую учительницу — Зинаиду Ивановну, женщину с тихим ласковым голосом, в которой ребятишки видели вторую маму.

 

В детстве Миша рос болезненным и слабым ребенком, а в шесть лет едва не умер. Убедившись, что ребенок не дышит, родители позвали плотника, делать гробик. Но, словно услышав стук топора, мальчик стал подавать признаки жизни.

 

Еще одним серьезным увлечением мальчика была техника. Он притаскивал домой на чердак любой неисправный механизм и часами корпел над ним с отцовским инструментом — раскручивал, развинчивал, пытался понять, как все устроено, как должно работать и почему вышло из строя. И если удавалось починить механизм, он был очень горд собой.

Окончив девятый класс, Михаил смог раздобыть справку на получение паспорта и устроился техническим секретарем политотдела 3-го отделения Туркестано-Сибирской железной дороги.

Осенью 1938 года Михаил был призван в Красную Армию. Там узнали об увлечении юноши техникой, и он был направлен на курсы механика-водителя танка, а затем в танковый полк.

Здесь он впервые проявил свой талант изобретателя, создав регистратор количества выстрелов из танковой пушки. О приборе доложили командующему Киевским Особым военным округом генералу армии Г. К. Жукову. И тот пожелал встретиться с создателем счетчика.

 

Уже в детстве Миша задумывался о своей будущей профессии и готовился стать... поэтом, так как писать стихи начал уже в третьем классе. Его постоянными спутниками и днем и ночью были карандаш и блокнот, куда он записывал приходившие на ум строчки. За годы учебы им было написано много стихов, дружеских шаржей и даже пьес, которые ставились на школьных праздниках.

 

Жуков поблагодарил танкиста за творческую инициативу и объявил о награждении ценным подарком — именными часами.

С началом Великой Отечественной войны Калашников оказался на фронте. Но уже в октябре 1941 года был тяжело ранен. В госпитале, терзаемый мыслью о том, как помочь фронту, он начал разработку модели пистолета-пулемета. Получив восстановительный отпуск, он отправился на станцию Матай, где работал до войны и в мастерской депо с помощью друзей изготовил свой пистолет-пулемет.

По рекомендации секретаря ЦК компартии Казахстана Кайшигулова Михаил Тимофеевич был принят выдающимся ученым-вооруженцем профессором А. А. Благонравовым и представил ему свой образец. Выдающийся авторитет с одобрением выслушал молодого изобретателя, и хотя дал в целом отрицательный отзыв, особо отметил талант Калашникова и проделанную им трудоемкую работу и рекомендовал направить его на учебу для получения соответствующего технического образования. Калашников и сам понимал, что ему не хватает ни теоретических, ни практических знаний, а также опыта работы по оружию.

Получив направление в Главное артиллерийское управление РККА, он усиленно начал учиться, целые дни напролет проводя в полигонном музее, где была собрана уникальная коллекция стрелкового оружия. Он упорно изучал и конструкции тех автоматических винтовок, которые не прошли испытания, пытался понять причины и нащупать пути исправления имеющихся в них недостатков. Хотя первые модели Калашникова также не были приняты на вооружение, они обогатили его бесценным опытом.

 

«Не без робости входил я в кабинет прославленного генерала, героя боев на реке Халхин-Гол, — вспоминал впоследствии Калашников, — когда докладывал о своем прибытии, голос мой срывался. И, видимо, заметив мое состояние, Георгий Константинович улыбнулся. Исчезла суровость с его широкого лица, подобрел взгляд».

 

Командующий и присутствующие в кабинете офицеры ознакомились с чертежами и внимательно выслушали молодого изобретателя, который, волнуясь, стал объяснять устройство прибора. Много раз впоследствии приходилось Калашникову отстаивать свои позиции, «драться за воплощение конструкторских идей иногда быть и битым. А этот первый доклад, сбивчивый от волнения, не совсем связанный логически, врезался в память на всю жизнь».

В 1945 году Калашников начал работу над разработкой автоматического оружия под патрон образца 1943 года. Его проект был допущен к испытаниям. Причем соревноваться предстояло с такими признанными оружейниками, как В. А. Дегтярёв, Г. С. Шпагин, С. Г. Симонов. Не раз ему в голову приходила коварная мысль: «С кем ты взялся соперничать?» Однако его автомат, вопреки опасениям, оказался в числе трех отобранных для дальнейших испытаний. Последний тур испытаний проверял способность автомата безотказно работать в любых условиях, в прямом смысле проходить сквозь огонь и воду».

Накануне испытаний с образцом автомата ознакомился Дегтярёв. Он внимательно осмотрел все детали и открыто заявил комиссии, что «посылать наши автоматы на испытания нет смысла. Конструкция образцов сержанта совершеннее наших и гораздо перспективнее. Это видно и невооруженным глазом. Так что, товарищи, представители заказчика, наши образцы, наверное, придется сдавать в музей!»

Испытания тем не менее провели. Автоматы, замачивали в болотной жиже, топили в песке, так, что им была забита каждая щелочка.

Один из инженеров даже выразил сомнение, можно ли будет сделать из образцов хоть один выстрел. Автомат Калашникова достойно прошел все испытания. Заключение гласило: «Рекомендовать 7,62-мм автомат конструкции старшего сержанта Калашникова для принятия на вооружение».

Это была победа не только Михаила Тимофеевича Калашникова, но и всей советской научно-конструкторской мысли, обеспечивающая в условиях «холодной войны» надежную обороноспособность нашей страны. Воспрявшая из разрухи страна показала всему миру, насколько велик ее научно-технический потенциал.


О популярности Михаила Тимофеевича Калашникова лучше всего свидетельствует следующий факт: однажды американский философ и специалист по оружию Эдвард Клинтон Эзел отправил письмо со следующим адресом: «СССР. Михаилу Тимофеевичу Калашникову». То есть фактически «на деревню дедушке». И это письмо аккуратно дошло до адресата, хотя в нашей стране тысячи Калашниковых.

 

В 1948 году Калашников был направлен в Ижевск, где началось производство созданного им автомата. Этот город стал для конструктора родным, там он проживает и по сей день, продолжая плодотворно трудиться.

Помимо автомата, Калашниковым были созданы самозарядный карабин, ручные пулеметы и еще более сотни образцов боевого оружия.

Среди увлечений Калашникова — создание охотничьего оружия. Сконструированные им охотничьи самозарядные карабины завоевали огромную популярность у любителей охоты в нашей стране и за рубежом.

Главное же его детище — автомат — официально используется сейчас в 55 странах мира и даже располагается на знаменах и гербах некоторых стран.

 

Открытия и изобретения России, Славянский Дом Книги