Другие инженеры
на букву "Г"

Графтио Генрих Осипович

Графтио Генрих Осипович

(26-12-1869 г. - 30-04-1949 г.)

Краткая информация:

Русский инженер-энергетик, специалист по электрификации железных дорог, строитель первых гидроэлектростанций в СССР, академик АН СССР (1932).

Голицин Борис Борисович

Голицин Борис Борисович

(18-02-1862 г. - 04-05-1916 г.)

Разработал:
Сейсмограф


Краткая информация:

Приват-доцент Московского университета, русский физик и геофизик.

Грум-Гржимайло Владимир Ефимович

Грум-Гржимайло Владимир Ефимович

(12-02-1864 г. - 30-10-1928 г.)

Разработал:
Методы калибровки валков


Краткая информация:

Российский и советский изобретатель, инженер-металлург, педагог и организатор производства, член-корреспондент АН СССР (1927).

главная / Инженеры России / Гулыга Владимир Иванович

Гулыга Владимир Иванович

(1882 г. - 08-02-1938 г.)


Биография:

       Владимир Иванович Гулыга родился в 1882 г. и происходил из старослужилых казаков Кубанского, а ранее Черноморского войска, упоминавшихся в книге «История первого Черноморского полка», написанной его дедом, Георгиевским Кавалером Емельяном Гулыгой. Отец — сотник Иван Емельянович Гулыга окончил академию Генерального штаба, командовал первым Черноморским полком; во время первой мировой войны был командиром одной из двух Кубанских дивизий на кавказском фронте (второй командовал генерал Шкуро).

       В. И. Гулыгу с детства готовили в военные. Он учился в Кадетском корпусе. Юнкером записался добровольцем в экспедиционный корпус, посланный Россией в Китай в 1901 г. во время восстания ихэтуаней (боксеров), и получил солдатского Георгия при взятии одной из крепостей. Служил на персидской границе, добровольцем пошел на русско-японскую войну, командовал сотней, был ранен и получил оружие за храбрость. По окончании войны В. И. Гулыга переехал в Санкт-Петербург, где его брат Георгий командовал в лейб-гвардии казачьей сотней.

       Однако вскоре в 1906 г. в возрасте 25 лет Владимир Иванович подал в отставку и поступил на металлургический факультет Санкт-Петербургского политехнического института имени Петра Великого. Курс доменного производства в то время читал профессор М. А. Павлов. По воспоминаниям современников Михаил Александрович не был хорошим лектором, лекции читал сухо, обращаясь близоруко к доске в большей степени, чем к аудитории. Но это был ученый с большой эрудицией, крупнейший исследователь доменного процесса. И В. И. Гулыга всегда высоко ценил авторитет М. А. Павлова, считая себя его учеником.

       В 1910 г. он закончил курс института и получил звание инженера-металлурга с правом «занимать должности штатного преподавателя в специальных учебных заведениях, заведовать фабриками, заводами, составлять проекты всяких зданий и сооружений, производить всякого рода строительные работы».По окончании войны В. И. Гулыга переехал в Санкт-Петербург, где его брат Георгий командовал в лейб-гвардии казачьей сотней. Однако вскоре в 1906 г. в возрасте 25 лет Владимир Иванович подал в отставку и поступил на металлургический факультет Санкт-Петербургского политехнического института имени Петра Великого. После окончания института В. И. Гулыга поехал на Юзовский металлургический завод, где работал начальником смены под руководством еще одного человека, оказавшим на него большое влияние. Это был начальник доменного цеха — знаменитый Михаил Константинович Курако.

       Первая мировая и гражданская войны прервали металлургическую деятельность В. И. Гулыги. В 1914 году он призывается в армию. Во время гражданской войны он был на стороне белых, командовал бронепоездом, эмигрировал во Францию, а затем переехал в Чехословакию. Здесь В. И. Гулыга работал начальником доменного производства Витковицкого металлургического производства, писал статьи в чешском «Горном Вестнике» о конструкциях доменных печей. В 1922 г., когда Ф. Э. Дзержинский обратился к техническим специалистам с призывом вернуться на родину и заняться восстановлением промышленности, В. И. Гулыга решил ехать в Россию. По приезде на родину он был назначен на Сталинский металлургический комбинат (ныне Донецкий металлургический завод) техническим директором (главным инженером) . За 1922—1925 гг. была проделана большая работа по восстановлению и модернизации оборудования комбината, в результате которой производство достигло довоенных масштабов, были существенно улучшены условия труда.

       В период 1925—1929 гг. В. И. Гулыга работает в должности главного инженера заново строящегося Керченского металлургического завода им. Войкова. В 1929 г. деятельность В. И. Гулыги вновь прерывается: он был арестован и несколько месяцев провел в тюрьме по делу Промпартии. После того, как его отпустили, С.Орджоникидзе назначил его главным инженером Макеевского металлургического завода.

       В 1933 г. В. И. Гулыга переехал на небольшой уральский Нижне-Салдинский завод, а затем в Свердловск, где в тресте «Востоксталь» он был главным инженером хозрасчетной организации «Титано-магнетит». В 1935—1936 гг. под его руководством были проведены на доменных печах Кушвинского и Чусовского заводов опытные плавки уральских титано-магнетитов, содержащих ванадий, с последующим переделом чугуна и ванадиевых шлаков в феррованадий. В этой работе (последней, в которой он принимал участие) была принципиально разработана технология производства отечественного феррованадия.

       В 1937 г. В. И. Гулыга, имея «неблагонадежную» биографию (которую он не скрывал), был уволен из треста. Не понимая ситуации, поехал в Москву добиваться справедливости, а оттуда писал жене: «Получил забавное предложение от НКВД — ехать на Кольский полуостров для разведки железных руд». Он отказался, а это, по-видимому, был последний шанс. В. И. Гулыга поехал в г. Сталино (Донецк) и был принят на кафедру металлургии чугуна индустриального института (ныне ДПИ), которой заведовал тогда профессор Мессерле. Здесь он успел прочесть одну или две лекции, и 7 декабря 1937 г. был арестован. Военной коллегией Верховного суда СССР 7 февраля 1938 г. В. И. Гулыга приговорен по ст. 58 УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстрелян 8 февраля 1938 г. (Спецобъект НКВД «Коммунарка»). В 1956 г. В. И. Гулыга был посмертно реабилитирован.

       Научно-практическая деятельность Владимира Ивановича отражена в его статьях, начавших многие дискуссии по злободневным и в настоящее время вопросам развития техники и технологии производства чугуна. Работы инженера Гулыги касались только научно-практических задач, стоявших перед металлургами в то время и которые, актуальны и в начале XXI века: восстановление и пути развития черной металлургии России (полемика с В. Е. Грум-Гржимайло, Н. Н. Гоготским); проектирование, строительство, эксплуатацию крупных доменных печей и цехов, совершенствование их отдельных элементов (дискуссии с М. А. Павловым, И. А. Соколовым, И. П. Бардиным, А. Ф. Новоспасским); организация и управление доменным производством; подача дутья в доменную печь и его нагрев (количество, параметры воздушных фурм, полемика с И. А. Соколовым и другими); шлаковый режим в доменной печи (Владимир Иванович Гулыга рекомендовал кислые шлаки, особенно при выплавке ферросплавов). производство феррованадия и иных ферросплавов. (Выступал за дуплекс процесс. Рекомендовал выплавлять ферросилиций на предельно кислых шлаках).

       Работы Владимира Ивановича выдавали его высочайшую квалификацию, огромную инженерную интуицию и жизненный опыт, жёсткость логики. Его статьи, где формулировки так же конкретны, как и формулы, больше напоминают боевой приказ офицера, чем трактат ученого. Когда весь научный и инженерный корпус мира боролся с центральным газораспределением в доменных печах, В. И. Гулыга, отмечал конструктивные недостатки доменной печи как технологического агрегата. Он утверждал: "В центр печи не надо грузить руду!" Этим самым он открыл основополагающий принцип, снявший почти все ограничения в строительстве доменных печей большого объема и позднее позволил Е. В. Вегману прицениться к доменным печам объемом 10 000 м3. Принцип загрузки центра печи коксом без руды был назван Принципом Гулыги.

       Владимир Гулыга не боялся рассматривать сложные явления в своих работах, где он описывал будущее металлургии весьма конкретно. По возвращению в Россию Владимира Ивановича Гулыгу захватили работы по восстановлению и путям развития черной металлургии (техническая полемика с В. Е. Грум — Гржимаймо, Н. Н. Гоготским); сложная практика восстановления Керченского металлургического завода, где испытан ряд новшеств, которых не было на Российских заводах в то время.

       Он полностью поддерживал идею индустриализации страны: увеличивая объем печей необходимо было увеличивать диаметр колошника и загрузку шихты осуществлять таким образом, что бы в центр печи не загружалась рудная часть шихты. В это время многие специалисты во всём мире придерживались иных взглядов, а порой и на практике активно боролись с развитием центрального хода в домнах. До признания необходимости развития центрального газораспределения по схеме V, как отметил позднее Б. И. Китаев, было еще далеко.

       Владимир Иванович Гулыга выступал за строительство крупных доменных печей на основе своих чётких теоретических представлений по загрузке печей, работе фурменных зон на больших фурмах, согласованию работе верха печи и низа. Научный базис этого предложения он озвучил лаконично и конструктивно: "Тут важен сам принцип, независимо от физических свойств руды, центр колошника больших печей не должен засыпаться рудой. Детализируя вопрос о выборе размера подачи, я указывал, что это — дело руководителя печи, ибо здесь должны быть учтены все качества того сырья, которое идет в печь".