Другие инженеры
на букву "Б"

Басов Николай Геннадиевич

Басов Николай Геннадиевич

(14-12-1922 г. - 01-07-2001 г.)

Разработал:
Мазер (квантовый генератор)


Краткая информация:

Cоветский физик, изобретатель, лауреат Нобелевской премии по физике (1964)

Бирон Евгений Владиславович

Бирон Евгений Владиславович

(18-09-1874 г. - 03-08-1919 г.)

Краткая информация:

Русский физикохимик, яркий представитель Санкт-Петербургской школы естествоиспытателей.

Брук Исаак Семёнович

Брук Исаак Семёнович

(08-11-1902 г. - 06-10-1974 г.)

Краткая информация:

Советский учёный в области электротехники и вычислительной техники, член-корреспондент АН СССР (1939).

главная / Инженеры России / Бонч-Бруевич Михаил Александрович

Бонч-Бруевич Михаил Александрович

(09-02-1888 г. - 07-03-1940 г.)


Разработал:
Триггер (триггерная система)

Биография:

Российский ученый Михаил Александрович Бонч-Бруевич был одним из пионеров радиотехники. Именно он организовал первое отечественное производство электронных ламп, создал первую в мире мощную радиовещательную станцию в Москве.

Михаил Александрович родился 22 февраля 1888 года в Орле, в семье помещика. Однако детство его прошло в Киеве, куда семья была вынуждена переехать из-за разорения.

Начальное образование юный Михаил получил в Киевском коммерческом училище. В сентябре 1906 года он успешно сдал вступительные экзамены и был зачислен юнкером в Николаевское инженерное училище в Петербурге.

С юных лет у Бонч-Бруевича была тяга к изобретениям и усовершенствованиям. Так, в 9-летнем возрасте он упросил отца купить в аптеке разных реактивов и устроил в саду вместе с младшими братьями лабораторию.

Мальчишки ставили там различные опыты и обязательно со взрывами. В 1906 году Михаил построил радиопередатчик и радиоприемник по схеме А. С. Попова.

Началом научной деятельности Бонч-Бруевича можно считать 1907 год, тогда он приступил к работам над теорией искрового разряда. Свои исследования Михаил Александрович продолжал в искровой роте в Иркутске, а закончил в ра-диотелеграфной лаборатории Офицерской электротехнической школы в Петербурге.

Инженерное училище Бонч-Бруевич окончил в 1909 году в звании подпоручика, он добился своего прикомандирования к 1-й Сибирской роте искрового телеграфа. Иначе такие роты называли радиотелеграфными. Они были оснащены искровыми радиостанциями дальностью действия до 30 км и мощностью в 0,5 кВт.

 

После окончания службы в телеграфной роте Бонч-Бруевич продолжил свое обучение — в 1912 году он поступил в Офицерскую электротехническую школу.

 

В 1914 году за работы по изучению электрической искры Русское физико-техническое общество присудило ему премию имени Ф. Ф. Петрушевского. Продолжать эксперименты с искрой инженер не стал, так как понимал, что искровые радиостанции устарели и их необходимо заменить более совершенными устройствами. Бонч-Бруевича заинтересовали работы зарубежных ученых об электронных лампах.

В августе 1914 года Германия объявила войну России. Будущего изобретателя командировали в Тверь в качестве помощника начальника приемной радиостанции А. И. Аристова. Тверская радиостанция обеспечивала проводную связь между Россией и союзниками — Англией и Францией. Союзники направляли на русский фронт ра-диостанции, ламповые радиоприемники. Армия зависела от таких поставок и часто оставалась без всякой радиосвязи. Для усиления сигнала на радиостанциях применялись электронные лампы, привозимые из Европы, в основном из Франции. Такие лампы были очень дороги и невысокого качества, что во многом усложняло работу радиостанций.

Бонч-Бруевич понимал всю необходимость выпуска отечественных радиоламп. В собственной квартире он оборудовал лабораторию. Материалы и оборудование для своих экспериментов инженер доставал с большим трудом. Первые попытки сконструировать лампу оканчивались неудачей: не удавалось получить в лампе стойкий вакуум. Это проблема была решена применением ртутного насоса Геде.

 

Для работы ртутно-поршневого насоса Геде необходимо было постоянно подливать ртуть в его верхний резервуар. Насос стоял в той же комнате, где жил Бонч-Бруевич, рядом с его постелью, чтобы, периодически просыпаясь, Михаил Александрович мог переливать ртуть из нижнего резервуара в верхний и ночью, не прекращая таким образом процесса очень длительной откачки. Постоянная работа с ртутью привела к отравлению ее парами, в итоге изобретатель провел несколько недель в больнице.

 

В 1915 году Бонч-Бруевич создал собственную конструкцию радиолампы, ее необходимо было испытать на приеме радиостанции, работающей незатухающими колебаниями. Такая была в Париже — это Эйфелева башня. Испытания прошли успешно.

Вот как описывает испытания лампы в своей книге П. А. Остряков: «Обливаясь потом, ефрейтор Бобков крутит колесо воздушного насоса, где-то в углу комнаты журчит вращающийся ртутный насос, унтер- офицер Кабошин вертит какие-то рукоятки, а сам поручик поливает водой замазку и сургуч, уплотнявшие места соединения лампы с насосом. На всю комнату раздается певучая дробь передатчика Эйфелевой башни».

По всем параметрам разработка Бонч-Бруевича превзошла французские лампы промышленного производства, которые ранее экспортировались в Россию. Первая снятая с насоса лампа была сделана Бонч-Бруевичем весной 1916 года. Она имела 2 цоколя с патронами для 2 нитей накала. Когда перегорала одна нить накала, лампу переворачивали и включали другим патроном.

В 1918 году работой Бонч-Бруевича заинтересовался народный комиссар В. Н. Подбельский. Он оказал содействие в улучшении условий производства ламп и способствовал тому, чтобы новое оборудование поступало из Москвы и Петрограда. Подбельский выделил денег на переезд лаборатории в другой город с лучшими условиями производства. В августе 1918 года в Нижнем Новгороде на берегу Волги в трехэтажном большом доме началось оборудование новой лаборатории, получившей название Нижегородской, а в последствии дважды Краснознаменной радиолаборатории имени В. И. Ленина.

 

Первая партия в 100 штук электронных ламп, выпущенная Нижегородской радиолабораторией, была готова к первой годовщине Октябрьской революции (ноябрь 1918 года).

 

Изобретатель не остановился на достигнутом результате, и нижегородская лампа, в отличие от тверской, была уже не газовой, а полностью электронной и обладала достаточным вакуумом. Лампа получила марку ПР-1 — «Пустотное реле первого типа». Как первую русскую вакуумную лампу ее назвали «бабушкой русской радиолампы».

Наладив серийный выпуск приемно-усилительных ламп, Бонч-Бруевич приступил к практическим работам по радиотелефонии. Так, 11 января 1920 года в 4 км от Нижегородской радиолаборатории на приемной станции была принята радиопередача: прочитан отрывок из книги, передано пение, свист, отдельные слова и фразы с шипящими звуками. Качество воспроизведения речи было намного лучше, чем при передаче по проводам.

15 января 1920 года прошла пробная радиотелефонная передача из Нижегородской радиолаборатории в Москву при 30 Вт мощности передатчика.


Французская лампа имела рабочий ресурс 10 ч при стоимости 250 рублей, а лампа, сконструированная Бонч- Бруевичем, при ресурсе 4 недели обходилась государству лишь в 32 рубля.

 

Ряд затруднений в работе радиолаборатории, перебои с поставками материала вынудили Бонч-Бруевича обратиться с просьбой о содействии прямо к В. И. Ленину.

Ленин высоко оценил значение широкого радиовещания и 7 марта 1920 года подписал постановление Совета Труда и Обороны, в котором говорится:

«1. Поручить Нижегородской радиолаборатории Наркомпочтеля изготовить в самом срочном порядке, не позднее двух с половиной месяцев, Центральную Радио-Телефонную станцию с радиусом действия 2000 верст.

2. Местом установки назначить Москву и к подготовительным работам приступить немедленно».

Перед изобретателем встала сложная задача: необходимо было повысить мощность лампы, для того чтобы станция смогла иметь радиус действия в 2000 верст (примерно 2120 км). Основная помеха повышения мощности — сильное выделение тепла на аноде лампы, он очень сильно раскалялся и плавился. Расплавление анода можно было предотвратить, если заменить алюминий на тугоплавкий металл молибден или тантал. Достать такие металлы в то время не представлялось возможным. С такой же задачей сталкивались уже и на Западе, где ученые признали ее невыполнимой.

После многочисленных опытов и чертежей появился макет лампы такой конструкции, которой еще не было в мире. Бонч-Бруевич применил принудительное охлаждение водой. Вместо дефицитного танталового анода — простая трубка из меди. Она входила внутрь лампы и соединялась шлангом с обыкновенным водопроводом. Анод охлаждала вода, и тепло уходило вместе с ней. Мощность такой лампы составляла 950 Вт. С такой мощностью уже можно было начинать радиотелефонные передачи.

Для дальнейших экспериментов лампа вместе со сконструированным Михаилом Александровичем передатчиком была доставлена в Москву на Ходынскую радиостанцию. В ходе экспериментов проверяли качество работы передатчика и дальность приема передач. Сигналы Московского радиотелефона были приняты в самом отдаленном на тот момент уголке страны — Ташкенте.

Руководители Народного комиссариата почт и телеграфов решили убедиться в возможностях радиотелефонной связи с зарубежными странами. Министерству почт и телеграфов Германии было предложено принять участие в радиотелефонной передаче из Москвы в приемный центр, расположенный в городе Гельтов.

В назначенный день состоялась радиопередача речи на русском и немецком языках. Тем самым был установлен мировой рекорд по расстоянию радиотелефонной передачи. Бонч-Бруевич оправдал доверие Ленина, выполнил его задание, доказав осуществимость газеты «без бумаги и без расстояний».

В 1921 году Советом Народных Комиссаров был издан указ о строительстве радиотелефонных станций по всей стране.

Изготовление большой серии радиотелефонных передатчиков и приемников было поручено Нижегородской радиолаборатории.

В Москве на Вознесенской улице за Курским вокзалом построили центральную радиотелефонную ламповую станцию, впоследствии названную в честь Коминтерна. В работе станции использовались лампы с выходной мощностью 12 кВт.

 

Первые пробные передачи вызвали удивление во многих городах далеко от столицы. Так, связисты из Иркутска (4000 км от Москвы), услышав человеческую речь в приемном устройстве, рассчитанном на запись телеграфных сигналов, сочли это настолько невероятным, что пытались объяснить необычный феномен «индукцией от городского телефона». А дежурный телеграфист одной из радиостанций за Полярным кругом, услышав человеческий голос вместо привычных знаков азбуки Морзе, в ужасе сбросил наушники и убежал.

 

С 21 августа 1922 года началась регулярная передача газеты «без бумаги и без расстояний». В этом же году Бонч-Бруевич сконструировал макет мощной генераторной лампы на 100 кВт. Тогда эта лампа была самой мощной в мире, ее высота с бачком для анода превосходила рост среднего человека.

В период с 1923 по 1925 год Бонч-Бруевич вместе с коллективом сотрудников Нижегородской радиолаборатории разработал типовой передатчик для районного вещания, который назвали Малый Коминтерн. Серия таких передатчиков в 27 станций была установлена в ряде городов Советского Союза.

 

Первый концерт по радио был дан 17 сентября 1922 года из Нижнего Новгорода. Объявление для желающих послушать радиопередачу было напечатано в газете «Известия». Концерт проводился во дворе Нижегородской радиолаборатории. На пианино сыграли несколько композиций, лично отобранных Михаилом Александровичем. По заказу Наркомпочтеля на Шаболовке установили 40 кВт-ную, самую мощную в то время в Европе станцию «Новый Коминтерн».

 

Переехав в 1928 году в Ленинград, Бонч-Бруевич работал над вопросами распространения радиоволн в верхних слоях атмосферы.

Впервые в СССР Михаил Александрович начал исследование верхних слоев ионосферы методом импульсных посылок, называемым методом «радиоэхо», который в дальнейшем был положен в основу радиолокации. Уже летом 1933 года импульсная ионосферная станция, построенная Бонч-Бруевичем, работала в Мурманске.

Многочисленные научные заслуги Бонч-Бруевича послужили основанием к избранию его в члены-корреспонденты Академии наук СССР в 1931 году.

В 1935 году Михаил Александрович был избран профессором по кафедре радиотехники Ленинградского электротехнического института связи и в течение нескольких лет читал там ряд основных курсов.

За время с 1928 по 1940 год Михаил Александрович передал радиопромышленности Советского Союза 60 патентов на различные изобретения в области радиотехники.

Михаил Александрович Бонч-Бруевич умер в 1940 году в Ленинграде в возрасте 52 лет.

Знаком признания и памяти замечательного ученого и инженера Ленинградский электротехнический институт связи назван именем профессора М. А. Бонч-Бруевича.

 

Открытия и изобретения России, Славянский Дом Книги